Образ ислама в татарских и российских учебниках истории

Написал(а): Марат Гибатдинов к.пед.н., сотрудник Института истории АН РТ

 В последнее время крайне актуальными стали вопросы исламо-христианского межцивилизационых диалога, в этой связи особый интерес вызывает то, какое представление о исламе получают учащиеся разных стран мира из учебников истории.

 

В кон. XIX – нач. XX в. татарские школы существовали вне официальной школьной системы Российской империи. Все вопросы, связанные с их обеспечением, начиная с финансирования, приглашения учителей и до составления учебных планов, программ и учебников, находились в руках татарской мусульманской общины (махалли).

 

Татарские предприниматели и купцы обеспечивали финансирование, мусульманское духовенство обеспечивало организацию и управление учебным процессом в мектебах и медресе, татарские интеллектуалы разрабатывали содержание и методы обучения, писали собственные учебники.

 

Учебные программы татарских учебных заведений соединяли в себе мусульманское религиозное воспитание со светским образованием, которое также включало и изучение истории. В татарских школах преподавали историю Ислама ("Священная история", "История пророков"), Всеобщую историю, историю России (государственная история) и история Тюрко-татар (этническая история).

 

Это было вполне естественным, если принять во внимание, что большинство первых профессиональных татарских историков (они же авторы учебников) были мусульманскими священнослужителями (имамы, муллы) .

 

Так, приводя отрывок из русской книги о убийстве Улу-Мухаммеда (знаменитого последнего хана Золотой Орды и основателя Казанского ханства) его сыном, автор учебника отмечает, что "трудно поверить в правдивость данного рассказа, поскольку Махмутек, как хороший сын-мусульманин, не мог такого сделать, возможно русские летописи специально приписали ему такое злодейство…".

 

"Русские Летописи брызжут таким фанатизмом и предвзятостью, что при всем желании совершенно невозможно точно сказать … на чьей стороне была справедливость и по какой, собственно говоря, причине и по чьей вине была развязана война … Русские летописи, разумеется, во всех бедах обвиняют только татар, о чем неоднократно предупреждает казый Ризаэтдин: "Русские исторические сочинения нужно изучать очень внимательно и осторожно". …Что касается способа управления Казанским государством, описания его областей, обычаев и рода занятий людей, системы просвещения и других сторон жизни – обо всем этом в русских летописях нет ни слова. Истинную историю славного казанского народа можно написать лишь при помощи истинной науки". (Г.Ахмеров История Казани, 1910).

 

…Ясно, что при написании нашей истории нам не обойтись без исторических трудов русских ученых. Правда, среди русских историографов преобладают люди, настроенные фанатически, толкующие события прошлого предвзято, но есть и такие, для кого научная добросовестность превыше всего. Мы с благодарностью склоняем голову перед каждым, кто был честен.

 

Сохранилось множество письменных свидетельств на русском языке по истории тюрко-татар, содержащих ценные сведения. Иные из них были написаны несколько веков назад и до сих пор не изданы. Хорошо бы также сделать переводы документов и свидетельств, оставленных иностранными учеными. Вот тогда можно было бы не сомневаться, что и мы обретем собственную историю, не замутненную ничем.

 

Русские классы в медресе и русско-татарские школы должны были стать проводниками в "магометанскую среду" русских идей, отечественного образования. Любое Мусульманское влияние на российскую культуру или образование считали нежелательным. По этой причине, правительство считало нежелательным, чтобы мусульмане были преподавателями историко-филологических наук, а только физико-математических. Число мусульман в русских школах (как учителей, так и учеников) не должно было быть большим, чем число русских. Более того, учительских русско-татарских школах учителями гуманитарных предметов могли быть только христиане, а в чисто "магометанских" школах учителя-мусульмане могли преподавать все науки, но желательно было бы и тут, "в целях педагогических и нравственных, чтобы гуманитарные науки преподавали христиане".

 

В российских учебниках того времени, Ислам упоминался главным образом в связи с сюжетом "выбора Князем Владимиром веры".

 

Пересказывалась легенда, по которой кн. Владимиру понравилось Мусульманское представление о рае, но не понравился запрет алкоголя ("Вино есть веселье для Руси, не можем без того быти"). Князю также не понравилось что они "в своих мечетях только и делают, что то ложатся, то встают, да еще оглядываются по сторонам как безумные".

 

В целом образ Ислама, тесно связан в учебникахс агрессивным, милитаристским дискурсом: ужасы "Ордынского ига", "агрессивные войны" Мухаммада, Османское завоевание Византии, Крестовые походы, русско-турецкие войны и завоевания Кавказа.

 Агрессия и фанатизм Ислама особо акцентированы в учебниках. Ислам был представлен как ложная вера, а Мухаммад, как лжепророк:"Находясь под тайным руководством еврейских и христианских сектантов, Магомет объявил себя в Мекке пророком единого Бога. Учение Магомета называется исламом … изложено оно в сборнике его мнимых откровений, известном под именем Корана. Религиозное учение Корана представляет смесь заимствований из Ветхого завета и разных еретических христианских учений с обрядами иудейскими и обычаями арабскими". (Беллярминов, 1879, – с.33). Мусульмане были представлены как варвары и фанатики:"Как народ еще дикий, арабы сопровождали свои завоевания грабежом и разорением, но далеко не таким страшным как гунны или потом татары.При завоевании Александрии халиф Омар приказал сжечь все книги знаменитой библиотеки, поскольку "если в них содержится то, что есть в Коране – то они бесполезны, если в них то чего нет в Коране – они вредны", несколько недель публичные бани топили греческими рукописями (впрочем подобные рассказы не совсем достоверны). (sic! примечание автора учебника) (Д. Иловайский Древний мир и средние века. 3-е издание. М., 1865 – с. 172) Ислам изображался как угроза правительству и цивилизации:"В последние 20-30 лет в татарском мире заметно особенное оживленное движение, направленное к возрождению ислама и крепко приправленное идеями панисламизма. Ислам собирается с силами и на упорную борьбу с христианской цивилизацией повсюду, где он существует". (Спасский – с. 81).  

Советские учебники истории

 

На протяжении советского периода, историческое образование находилось под строгим идеологическим контролем.. Все негосударственные татарские школы были закрыты. В структуре советской системы образования региональные учебники истории (История ТАССР) являлись лишь кратким приложением к общему курсу истории СССР. История ТАССР представляла собой крайне усеченный курс, в котором уделялось особое внимание участию татар и других народов края в революции и гражданской войне. В учебниках истории древний и средневековый периоды истории описывались очень кратко и поверхностно.

 

Строго воспрещалось говорить о позитивной роли Ислама в истории татар, который можно было изображать только как "реакционную, контрреволюционную идеологию", как тормоз для прогресса татарского и других восточных народов. А учебники, "неправильно" освещавшие эти вопросы, запрещались для использования, как "вредные, контрреволюционные, пропагандирующие мракобесие, не отвечающие требованиям коммунистического воспитания".

 

Авторы обвинялись в том, что они "ошибочно" оценивали движение джадидизма, которое следовало беспощадно разоблачать как панисламистскую, пантюркистскую реакционную идеологию и "объяснять ученикам его контрреволюционную сущность". В приказе Министра просвещения ТАССР говорилось, что следует, "давая оценку общественным движениям II половины XIX в., подчеркивать, что буржуазно-националистическое течение джадидизм с самого начала являлось реакционным, контрреволюционным движением, что джадидисты были злейшими врагами трудового народа". Таким образом, идеологической "чистке" был подвергнут даже тот исторический материал, который содержался в курсе татарской литературы.

  

Новые региональные учебники истории

 

В постсоветский период идеологические ограничения и запреты на изучении Ислама и этнической истории были сняты. Татарстан активно использовал открывшуюся возможность создавать свои собственные региональные учебники. Прежний краткий, факультативный курс истории ТАССР, был заменен обязательным учебным курсом, который объединяет региональный и этнические аспекты истории татар ("История татарского народа и Татарстана"), появились и специальные учебные пособия, отражающие исламскую культуру.

 

В новых учебниках по истории татар, образ Ислама тесно связан с изучением этнической истории, стремлением возродить духовные и нравственные традиции народа в современных условиях. Представления о роли Ислама в истории татар меняются. Периоды наибольшего расцвета татарской государственности и культуры связываются с влиянием Ислама (принятие Ислама в Волжской Булгарии, расцвет Золотой Орды в правление Узбек хан.

 

На страницы учебников были возвращены запрещенные прежде имена мусульманских религиозных деятелей, внесших свой вклад в развитие науки, культуры, образования, историографии. Вместо прежнего резко отрицательного восприятие Ислама как мракобесия, в учебниках происходит переход к оценке Ислама, как цивилизационной базы формирования татарской нации. Это выразилось сначала в "реабилитации" Джадидизма, который теперь рассматривается, как "прогрессивное политическое движение за реформирование татарского общества".

 

А затем и в пересмотре прежде сугубо отрицательной оценки Кадимизма (исламского традиционализма), постепенный отход от его жесткого противопоставления реформаторскому джадидизму, признании его положительной роли, прежде всего в сохранении традиционных Исламских ценностей, морали и нравственности в модернизирующемся обществе.

  

Новые федеральные учебники истории

 

Напротив, в федеральных учебниках этническое и религиозное разнообразие России – практически не отражено. Анализ федеральных учебников истории ("История России", "История Отечества") создает впечатление, что Ислама и Мусульман в России просто не существует.

 

В этих учебниках Ислам изображается только в связи с отрицательными явлениями (войны, набеги, завоевания) и Мусульмане, как правило, изображаются как агрессоры, "жестокость" мусульман по отношению к христианам, их "варварство и отсталость" служат оправданием колониальной экспансии Российской Империи, несущей свою часть "бремени белого человека".

 

В подавляющем большинстве федеральных учебников истории ислам изображается как нечто чуждое и опасное для сохранения государственного и национального единства России .

 Несколько иной образ Ислама можно найти в учебниках по Всеобщей истории, которые традиционно содержат один или два параграфа о возникновении и распределении Ислама в мире. Особенно в последних изданиях учебников "История Средних веков", присутствует более взвешенное описание Ислама как одной из мировых религий создавшей самобытную культуру являющуюся частью мирового культурного наследия.

Однако и здесь "изменение мира" ограничено лишь тем, что "отныне он раскололся на христианскую и мусульманскую части, вступившие между собой в соперничество".

 

При изучении "Истории нового времени" по-прежнему упоминание ислама часто связано с появлением новых "угроз" – эмигранты, сепаратизм, "цивилизационный конфликт", терроризм и т.д.

 Мультиперспективный подход распространяется довольно медленно.

Однако есть некоторые сдвиги в этом направлении. Первые учебники с мультиперспективным подходом ("Мозаика культур", разработанный под эгидой EUROCLIO), в котором Ислам представлен как неотъемлемая и полноправная составляющая поликультурного образа России и ее истории.

 

Уже появились отдельные учебники, в которых ислам и мусульмане показаны не только как агрессоры и враги, но как добрые соседи, приводятся примеры сотрудничества мусульман и христиан.

Комментарии

Христианство у татар: когда и откуда

“...Относительно времени начала исповедания татарами Христианства, насколько известно, нет особых разногласий — по крайней мере, среди самих татар-христиан. По словам одного из наиболее просвещенных в данном вопросе татар-христиан, покойного священника Русской право-
славной церкви Д.А. Сысо́ева, «православная традиция татарского народа имеет многовековую историю и является не менее древней, чем другие религиозные традиции, которые распространены в татарском народе».
То есть, как обоснованно считают сами татары-христиане, их предки еще в VII—IX вв. приняли Христианство «или в истинном — Православном виде (центр его находился в Мерве), или в виде несторианства» (Е. Бухаров).
То есть, Христианство среди части татар распространилось еще задолго до «насильственного крещения татар Иваном Грозным»...”

Из книги "НАСЛЕДИЕ ТАТАР" (авторы Г. Еникеев, Ш. Китабчы).

О вере татар издревле и до 17-18 вв., до установления “романо-германского ига” (Н.С. Трубецкой) в Московии-Руси и в Татарии, читайте также в книгах Г.Р. Еникеева "Корона ордынской империи", "По следам черной легенды", "Великая Орда: друзья, враги и наследники".

Ислам у татар: когда и откуда

ЧЫНГЫЗ-ХАН, ТАТАРЫ и ИСЛАМ
“...Знакомый нам турецкий историк и путешественник Эвлия Челеби (XVII век) сообщает, что в его времена татары были по вероисповеданию мусульмане-сунниты — как и ныне. И вот от слов самих татарских алимов (или галимов — ученых) того времени Челеби оставил сведения о том, что татары начали исповедовать Ислам еще при жизни пророка Мухаммада .
Вначале вспомним, что Челеби также сообщает нам, что татары весьма почитали Чынгыз-хана, как святыню — именно в качестве своего великого предка-соплеменника и единоверца. Поэтому татарские галимы в своем рассказе связали личность Чынгыз-хана с фактом принятия Ислама татарами от посланника самого пророка Мухаммада. Подобный прием был весьма распространенным в восточной публицистике тех времен.
Таким образом, татарские галимы выражали свое особое почтение Чынгыз-хану, возвышая его в глазах остальных мусульман. Притом не погрешив, по сути, против истины, и достоверно отражая два существенных факта. Первый — это то, что татары издревле мусульмане, начавшие исповедовать Ислам еще при жизни пророка Мухаммада.
Второй факт — это то, что Чынгыз-хан также исповедовал ранний Ислам, и «был правоверным единобожником».
И эти два факта во времена Челеби еще были достаточно известны в мире, несмотря на антитатарскую пропаганду.
Следует учитывать и то, что сам Челеби был в то время весьма грамотным молодым офицером. Во всяком случае, татарские галимы, по всей видимости, это хорошо осознавали. Да и сам Челеби, как видим, отнесся к сведениям га-лимов очень серьезно. И затем, будучи в преклонных годах, Челеби внес рассказ татарских галимов о принятии Ислама татарами еще при жизни пророка Мухаммада в свою «Книгу путешествий» — источник бесценных сведений по истории многих народов Евразии.
Итак, вот что рассказали татарские галимы Челеби опринятии ислама татарами: Пророк Мухаммад направил в Поволжье, к татарскому хану, посланника с письмом-проповедью «Ислам — поклонение Истине». Посланником был Муаз бен Джебель (605—640 гг.) — известный сподвижник пророка Мухаммада, реальное историческое лицо. Официальные историки признают, что эти сведения Челеби имеют некую аналогию в реальной биографии Муаза. Оговорим, что Муаз, согласно переданным Эвлией Челеби сведениям, посещал именно татарского хана — а никоим образом не «булгарского».
Посещение татарского хана завершилось тем, что Муаз и хан в ходе беседы о вере пришли к некоторым несущественным разногласиям, так сказать, в правилах отправления культа. «Одним словом, — поясняли Челеби татарские галимы — Чынгыз-хан принял все установления Бога, кроме благородного хаджжа и обрезания, перешел в исламскую веру
и произнес: «Я верую, что Бог един, и пророк Мухаммад — действительно Его пророк».
Муаз же, недовольный тем, что татарский хан не согласился соблюдать все без исключения «обычаи и обряды, желательные и необходимые», вернулся в Медину. Но, увы, к его возвращению «по воле Бога, святой Столп Пророчест-
ва ушел из мира бренного в мир вечный в возрасте 63 лет».
Муаза встретил Абу Бакр (572—634 гг.) — наиболее близкий сподвижник Мухаммада, один из первых мусульман, первый праведный халиф.
Расспросив посланника о религиозных воззрениях татарского хана и узнав о разногласиях Муаза с ним, «святой Абу Бакр возмутился и сказал: «Не быть обрезанным и не ходить в хадж — не препятствия для того, чтобы быть правоверным единобожником. Согласившись с необходимыми поcтановлениями Ислама, он стал правоверным! Отвези ему это наше письмо и передай ему наше приветствие. Научи его словам единобожия и аяту: «Верую в Бога, в Его Ангелов, в Его Книги, в Его пророков» , и возвращайся».
Он снова отправил Муаза, и тот с письмом повелителя правоверных, преодолев множество препятствий, за 1 год приехал в страну Казань. Там ему сказали, что Чынгыз-хан уехал в Крымскую страну. Муаз тут же отправился в Крымскую страну, но
получил известие, что в стране Аждерхан Чынгыз-хан умер и похоронен».
Поэтому, подытоживает Эвлия Челеби, «доказано, что Чынгыз-хан был мусульманином», а татары исповедовали Ислам еще при жизни пророка Мухаммада. Потому что, как и констатировали татарские галимы, бессчетное число лет назад татарский хан в Поволжье «принял все установления Бога и произнес, что Бог един, и Пророк истинный». Есть и другие сведения об этом..."

Из книги "НАСЛЕДИЕ ТАТАР" (авторы Г. Еникеев, Ш. Китабчы).

О вере татар издревле и до 17-18 вв., до установления “романо-германсго ига” (Н.С. Трубецкой) в Московии-Руси и в Татарии, читайте также в книгах Г.Р. Еникеева "Корона ордынской империи", "По следам черной легенды", "Великая Орда: друзья, враги и наследники".

В чем заключается смысл искажения истории Ислама и Христианства

“... татары издревле исповедуют две мировые религии. Большинство татар исповедуют Ислам, а часть татар — Христианство. Здесь мы определим, с какого времени, судя по более объективным сведениям, татары начали исповедовать эти две религии.
В курсе официальной истории, доставшемся нам от времен Романовых, указывается довольно позднее время принятия татарами мировых религий, — как Ислама, так и Христианства. В этом сыграло свою роль и то, что многие противники татар-ордынцев пытались представить их некими язычниками, полудикарями. Особенно в этом постарались пропагандисты из числа персидской знати Ближнего Востока. Они, как мы помним из главы 4, издревле были конкурентами татар —
и оставались таковыми, наряду с католиками-крестоносцами, вплоть до окончательного распада Великой Орды.
Поэтому немаловажно знать, когда именно татары начали исповедовать мировые религии. Ведь сам факт исповедания даже одной этих двух религий говорит уже о достаточно высоком культурном уровне народа. А татары исповедовали издревле обе мировые религии. Это уже говорит о многом. Посему идеологам противников татар этот факт нужно было сокрыть...”

Из книги "НАСЛЕДИЕ ТАТАР" (авторы Г. Еникеев, Ш. Китабчы).

О вере татар издревле и до 17-18 вв., до установления “романо-германского ига” (Н.С. Трубецкой) в Московии-Руси и в Татарии, читайте также в книгах Г.Р. Еникеева "Корона ордынской империи", "По следам черной легенды", "Великая Орда: друзья, враги и наследники".

Работает на Drupal, система с открытым исходным кодом.