Сергей Дружинин

Имя Сергея Дружинина, поэта и переводчика, за пределами Крыма почти никому не известно. При жизни он мало был прославлен. Не было у него ни больших тиражей, ни шумной популярности. Правда, с несомненным успехом перевёл на русский язык стихи крымских ханов и поэтов их круга, эти переводы напечатаны уже дважды отдельными книгами: «Грёзы розового сада» - Симферополь, 1999; «Грёзы любви» - Симферополь, 2003. Книги разошлись мгновенно. Он успел выпустить четыре небольших сборника собственных стихов: «Утро», «День», «Вечер», «Ночь». Первые два напечатал под псевдонимом Франциск Балицкий в 2000 и 2002 и даже не пытался продавать – просто раздарил друзьям. Третий решился выпустить под собственным именем, но так и не успел подержать в руках. Четвёртый издала жена после его внезапной кончины. Уже посмертно вышли и переводы стихов Бекира Чобан-заде, в предисловии к которым Давид Кугультинов сравнил талантливого переводчика с Василием Андреевичем Жуковским. Его поэзия была отмечена премией Автономной республики Крым.
...В книге «Вечер» есть венок газелей, посвящённых крымским властителям из правившей в Бахчисарае династии, – поэтическая дань истории и перекличка с собратьями по перу, чьи стихи Дружинин перевёл с такой любовью. Благочестие средневековых мусульман было ему столь же внятно и близко, как и «протяжное эхо молитвы Франциска». Вот начало газели, посвящённой Ислам Гераю III:

По имени ты предан был Аллаху
И никого не посылал на плаху.
Чтоб честно жить и быть угодным Богу,
Не девой надо быть и не монахом.
Любить лишь надо, чтоб тебя любили,
А тот, кто любит, не имеет страха.

http://www.dikoepole.org/numbers_journal.php?id_txt=321


На прошлогодней международной конференции «Крым-2000» при большом стечении народа состоялась презентация удивительной книги — «Грезы розового сада», сборника средневековой крымскотатарской поэзии в оригинальных текстах и переводах, выполненных современным крымским поэтом и переводчиком Сергеем Дружининым. Волшебные струны «Грез», архаичные пласты поэтического самосознания древности оказались созвучными нашему времени, заставив задуматься об исторических судьбах крымскотатарского народа. И не только его.

Сборник, в котором 8 из 12 авторов — Гераи, открывается единственным из сохранившихся стихотворений Менгли Герай Хана I, фактического устроителя Крымского ханства, дочь которого Гафса стала матерью турецкого султана Сулеймана Кануни (Законодателя) и, соответственно, свекровью знаменитой Роксоланы. Менгли Герай I был человеком просвещенным, по его указу было открыто одно из самых значительных высших мусульманских учебных заведений.

«Все на свете — гости, а покой — обман», — обращался к современникам умудренный государственным и житейским опытом классик крымскотатарской литературы Бора («Буря»)Гази Герай Хан II (поэтический псевдоним — Газайи). Он был и прекрасным музыкантом — исполнителем и композитором. Более 70 его музыкальных произведений дошли до нашего времени, а многие песни стали народными. О творчестве Газайи писал выдающийся украинский ученый — востоковед Агатангел Крымский, татарин по происхождению.

Романтическая история, послужившая источником для многих легенд, связывает дочь и зятя прославленного Бора — поэтессу Хан-заде Ханым и следующего крымского хана Бахадыр Герай Хана I, автора блестящей философской и любовной лирики.


Оставил бренный мир, в пояс-шаль одет.

Один скитаюсь я на исходе лет.

В пыли чужих дорог оставлен след.

На самый край ветра занесли меня.



Эти строки принадлежат одному из самых богатых крымских предводителей — Софу Мехмед Герай Хану IV, но написаны они были, когда судьбе и Аллаху угодно было, после вторичного низложения с престола, превратить могущественного хана в скитальца-дервиша, умершего на чужбине, в горах Дагестана.

Четырежды восходил на престол Хаджи Селим Герай I. Знал наизусть священное писание мусульман — Коран, сочинял музыку, писал изящные четверостишья, из которых только два дошло до нашего времени.

В сборник включены также стихотворения одного из выдающихся представителей тюркоязычной «бардовской» поэзии личности легендарной — Ашыка Омера, сопровождавшего войска в многочисленных походах, в том числе на Украину и в Польшу. Мастер формы, народного и классического поэтического стиля, даровитейший поэт-профессионал, творчество которого созвучно нашему времени. Как и все великие поэты, Ашык Омер афористичен. Современному читателю, в заключение нашего общего знакомства с антологией средневековой крымскотатарской поэзии, хотелось бы представить один из ее образчиков — кошму (форма народного творчества) Ашыка Омера:


Этих глаз океан — Твое все, Твое.

Слез кровавый туман — Твое все, Твое.

Сердца жгучий обман — Твое все, Твое.

Духа гулкий орган — Твое все, Твое.


Изрыдалась душа, и очи больны,

В бездорожье обид ушел Проводник.

На дороге разлук я сбился с пути.

Так приди ж, Проводник, — Твое все, Твое.


Эти вздохи и плач, и муки от ран,

Эти радость и грусть, и слез океан,

Эти счастья звезда, и злая судьба,

И бескрайность невзгод — Твое все, Твое.


Эти шаль и убор, и плащ, и хырка,

Все на этом пути — и пепел, и прах,

Обе пары стихий и семь покрывал,

Этой суммы итог — Твое все, Твое.


Эй, Омер, средь путей, что было мое,

В голове и в душе, что было мое,

И на торге страстей, что было мое,

Эта мысль, этот бред — Твое все, Твое

http://www.zn.ua/3000/3150/31276/

Powered by Drupal, an open source content management system