В Украине на двух языках издана «Панорама крымскотатарской поэзии за восемьсот лет»

В книгу вошло очень много шедевров. Настоящими жемчужинами крымскотатарской поэзии являются поэма (дастан) «Повесть о Юсуфе и Зулейхе» Махмуда Киримли, которая написана еще в 1223 году на сюжет, заимствованный из Корана, и также большой в 2000 строк дастан «Тугайбей» Джанмухамеда, который датируется 1648 годом. Список этого произведения найден в селе Капсихор вблизи Судака. Его героями являются популярный крымскотатарский полководец Тугайбей и гетман Украины Богдан Хмельницкий, которые совместно разгромили польское войско под командой Потоцкого.Никита КАСЬЯНЕНКО-------------------------------------------------------------------------------- На днях в Крымской республиканской библиотеке (Симферополь) составители 750-страничного фолианта Юнус Кандим и Николай Мирошниченко провели презентацию только что изданного труда, который охватывает восемь веков крымскотатарской поэзии. Книга издана специализированной редакцией литературы на языках национальных меньшинств Украины по заказу Государственного комитета по телевидению и радиовещанию Украины, Государственного комитета по делам национальностей и миграции по Национальной программе выпуска социально значимых изданий. Вышеупомянутым фактом уничтожено огромное «белое пятно» на карте нашей поэзии. Ведь до сих пор даже в вузах страны учили крымскую поэзию Пушкина, Леси Украинки, Адама Мицкевича, но никто и нигде даже не слышал о крымскотатарской поэзии, о творчестве целого народа. Сейчас уже нет сомнения, что Крым — это земля Украины, а крымскотатарский народ — составная часть украинской нации, которая имеет коренное крымское происхождение. Крым — в такой же степени и земля крымскотатарского народа. И тот огромный пласт поэзии и прозы, который описывает и воспевает этот уголок украинской крымскотатарской земли, еще остается практически неизвестным не только нашему народу, украинцам разных национальностей, но, к сожалению, даже и многим из крымских татар. Мы не знаем земли, воспетой ханами из рода Гиреев, практически каждый из которых был поэтом, выдающимися крымскотатарскими поэтами Махмудом Киримли, Ашиком Омером, Номаном Челебиджиханом, Бекиром Чобан-заде, не знаем современных крымскотатарских художников. Сложная история Крыма привела к тому, что крымскотатарская национальная поэзия была до сих пор неизвестна широким кругам читателей. Во-первых, как считают историки крымскотатарской литературы, ее общая черта — это значительные потери, которые привели к многочисленным пробелам, потере целых эпох. Когда в 1736 году в Крым ворвались российские войска под командой Миниха, то до основания были разрушены лучшие дома Бахчисарая, в том числе сожжена большая ханская библиотека. Считается, что именно тогда в пожаре Бахчисарая погибло много произведений, которые были старше «Слова о полку Игореве» и другие известные сейчас славянские произведения. Это первый удар по крымскотатарской духовности, словесности; из того периода сохранилось фактически только то, что вошло в небольшой сборник «Семь светил...» на 347 страницах, который был издан несколькими годами ранее. Все остальное — погибло. От нескольких веков осталось только 347 страниц!.. Это что касается литературы, но такие же потери понесла архитектура, образование, музыка и тому подобное... Во-вторых, четыре огромные волны эмиграции крымских татар после 1873 года по всему миру разнесли крымскотатарское художественное слово, и за последние 12 лет независимости крымских татар в украинском государстве оно еще не успело вернуться на свою родину. В-третьих, наиболее сокрушительный удар крымскотатарскому искусству нанесла депортация 1944 года и годы изгнания. За это время Советской власти все-таки удалось абсолютно реализовать проект Крым без крымских татар, — на полуострове не осталось не только ни одной библиотеки, даже ни одной книги на крымскотатарском языке, но и ни одной мечети, школы или театра, даже кладбища. Таким образом, многовековое творчество целого народа, который жил и творил теперь на украинской земле, было вычеркнуто из сознания всего того общества, которое называлось советским народом, — ни поэта, ни художника, ни архитектора, ни композитора. Где же они все подевались? Депортация и преследование — сегодня надо сказать правду — уничтожили без остатка, навсегда, большинство художественного, научного и философского наследия крымских татар, а то, что осталось, — загнали в архивы, в хранилища. И теперь, когда все это понемногу начинают находить, восстанавливать, возрождать — можно только удивляться, что оно, во-первых, сохранилось, а, во-вторых, по остаткам, по кусочкам, по обломкам можно только приблизительно постичь, какой огромной стоимости и ценности наследие утратило человечество... А утрачен был действительно «кусочек» самого Солнца! И только те редкие издания, которые выходят сейчас как в оригиналах, так и в переводах все чаще и на украинский язык, дают представление об уровне художественного мастерства тех произведений, которые были уничтожены. Вот яркий пример — «Циклическая газель» крымскотатарского поэта хана Шагин- Гирея, найденная исследователями в Канаде. Во-первых, газель (а известны также такие специфические арабские жанры как гита, кошма, месневи, семаи и тому подобное) — это лирическое стихотворение, составленное из бейтов (двустрочных строф), которые связаны сквозной рифмой. Текст этого стихотворения фигурировал на международной конференции по зрительной поэзии «Зримая рифма», и именно он был ярчайшей иллюстрацией этого жанра, Вы это поймете, когда взглянете на рисунок, где изображена эта газель. Как оказалось, крымскотатарская и украинская литературы уже давно имеют общий опыт взаимопроникновения. Так было суждено, кстати, что именно украинский мир был своеобразным первооткрывателем всей крымскотатарской литературы. Иван Франко был первым украинцем, который впервые в 1915 году написал статью «Кримський хан Газі-Гірей та дещо з його віршів» и перевел на украинский язык несколько его газелей. Он пользовался книгой о творчестве крымского хана, изданной в Вене. Бора Газы-Гирей Второй правил Крымом двадцать лет. Сегодня нам известны около 60 его газелей, месневи «Водяная мельница», две философские поэмы «Роза и соловей» и «Спор между кофе и вином». И теперь в «Окрушину сонця» вошли пять его произведений, в том числе три газели в переводе Ивана Франко. В книгу вошло очень много шедевров. Настоящими жемчужинами крымскотатарской поэзии являются поэма (дастан) «Повесть о Юсуфе и Зулейхе» Махмуда Киримли, которая написана еще в 1223 году на сюжет, заимствованный из Корана, и также большой в 2000 строк дастан «Тугайбей» Джанмухамеда, который датируется 1648 годом. Список этого произведения найден в селе Капсихор вблизи Судака. Его героями являются популярный крымскотатарский полководец Тугайбей и гетман Украины Богдан Хмельницкий, которые совместно разгромили польское войско под командой Потоцкого. Свыше двух веков о существовании дастана «Тугайбей» никто не знал. Только в 1925 году его рукопись старой арабской графикой нашли писатель Осман Акчокракли и художник Усеин Боданинский у старожила упомянутого крымского села Капсихор. Это было сенсацией в литературном мире. Ее живо обсуждали на научных конференциях и в прессе. Однако впоследствии практически вся крымскотатарская интеллигенция была репрессирована, Осман Акчокракли также был арестован в Баку и впоследствии расстрелян. Само произведение Джанмухамеда планировали издать в 1941 году, однако списки поэмы и приготовленные к печати материалы бесследно исчезли не столько в пламени войны, сколько в архивах спецслужб и сейчас известны только фрагменты этого произведения. Понятно, что самые крупные разделы книги составляют произведения периодов первой половины ХХ века и произведения современных авторов. Просто произведения именно этих периодов лучше всего сохранились. Всего считанные стихотворения и несколько новелл сохранились из наследия выдающегося крымскотатарского поэта Номана Челебиджихана, расстрелянного без суда в 1918 году севастопольскими матросами, которые несли в Крым Советскую власть на своих штыках. Только теперь стало известно, что автор гимна крымскотатарского народа «Ант Эткенмен» («Я поклялся») и крымский муфтий и политический деятель был еще и тонким лирическим поэтом. Не суждено было пережить террор 30-х годов таким поэтам как Бекир Чобан-заде, Абдула Лятиф-заде, Абибула Одабаш, Осман Акчокракли и другим. В беспрецедентном в истории национальном движении крымских татар за возвращение в Крым принимали участие и поэты Шамиль Алядин, Эскендер Фазил, Идрис Аланин, Рефат Чайлак, Сейтумер Эмин и другие, творчество которых широко представлено в книге. Знатоки говорят, что это не последняя книга крымскотатарской поэзии. Неизданного еще можно собрать на настоящую антологию, и именно она уже заполнит этот страшный пробел в крымской и в украинской литературе.  "ДЕНЬ"№153, вторник, 2 сентября 2003http://www.day.kiev.ua/35789/

Drupal tarafından desteklenir. Drupal,açık kaynak kodlu bir içerik yönetim sistemidir