Победа Джелял-эд-Дина в Грюнвальской битве

Written by Гульнара Абдулаева
"Наступила минута ожидания, которая всем показалась тягостней самой битвы. Между немцами и королевским войском, ближе к Танненбергу, высилась в поле купа вековых дубов, на которые взобрались местные крестьяне, чтобы поглядеть на схватку несметных ратей, каких мир не видывал с незапамятных времен. Одна только эта купа дубов и видна была в поле, а так все оно было пустынным, унылым и серым, подобным мертвой степи. Взоры рыцарей невольно обращались к этой зловещей, безмолвной равнине.
И вдруг поднялась буря. Она зашумела в лесу, сорвала множество листьев, ринулась в поле, подхватила сухие стебли трав, подняла тучи пыли и швырнула их в глаза крестоносцам. И в эту минуту воздух сотрясли звуки труб, рогов и пищалок, и все литовское крыло ринулось вперед, словно несметная стая птиц".
Так живо описывал Генрих Сенкевич в своем романе "Крестоносцы" начало Грюнвальдской битве 1410 года, положившей конец Великой войне 1409-1411 г.г. между Тевтонским орденом и Великим княжеством Литовским (ВКЛ).
 

Великая война разразилась из-за стремления вернуть находившиеся под властью Тевтонского ордена литовские земли (Жемайтию). В союз с ВКЛ вступила Польша, полки наемников (чехов и влахов), полки под предводительством князя Смоленского Семена Лингвена Ольгердовича, а так же крымскотатарская конница сына золотоордынского хана Тохтамыша Джелял-эд-Дина, которая и решила положительный ход исторической битвы.

Тевтонский орден
Мода на рыцарские ордена началась с эпохи Крестовых походов. Со школьной скамьи всем известны ордена Тамплиеров, Госпитальеров, Ливонцев и, конечно же, Тевтонцев. Именно рыцарей-крестоносцев этого ордена впервые пригласил в Восточную Европу в 1211 году король Венгрии Андрей II для помощи в борьбе с воинствующими гуннами. Тевтонцы разместились на границе Трансильвании в Семиградье, получив при этом значительную автономию. Однако чрезмерные запросы на большую независимость привели к тому, что король в 1225 году потребовал от рыцарей покинуть его земли. Кто знает, покинули бы крестоносцы самовольно Трансильванию или нет, если бы в это самое время их не пригласил к себе польских князь Конрад I Мазовецкий, рассчитывающий на их помощь в борьбе против прусских язычников, захвативших его земли. Князь пообещал рыцарям владение городами Кульм и Добрынь, а также сохранение за ними захваченных территорий. Тевтонские рыцари прибыли в Польшу в 1232 году, и основались на правом берегу реки Вислы. Здесь был построен первый форт, давший рождение городу Торунь. Обосновавшись, крестоносцы начали покорение пруссов, а за одно насильно обращать местное языческое население в христианство. Постепенно под власть Тевтонского ордена попала вся Пруссия. При захватническом походе на Гданьск в 1308 году тевтонцы уничтожили почти всё мирное польское население (около 10000 местных жителей), а на захваченные земли активно стали вербовать немецких переселенцев. К тому же времени относится приобретение Восточного Поморья, что имело большое значение: захват уже не преследовал религиозных целей. Таким образом, к концу XIII века орден фактически стал государством и нес большую угрозу ВКЛ и Польше, а так же и княжествам Восточной Европы.

Начало войны
Уже в XIV веке Орден совершил свыше сотни походов в пределы Литвы. Дальше так продолжаться не могло и в 1385 году княжество заключило Кревскую унию, скрепленную династическим браком литовского князя Ягайло с польской королевой Ядвигой, что фактически объединило два государства ВКЛ и Польшу. Однако, став королем двух государств, Ягайло вынужден был согласиться и поставить во главе Литовских земель своего двоюродного брата Витовта стремившегося к власти.
В декабре 1409 года Витовт и Ягайла встретились в Бресте, где обсудили детальный план летнего похода на крестоносцев. На это брестское совещание был приглашен хан Джелял-эде-Дин, сын Тохтамыша, которому подчинялось принятое в Великом княжестве большое золотоордынское войско. С ханом была заключена договоренность, что он выводит на войну определенное число конницы, а за это после войны Витовт поможет Джелял-эд-Дину вернуть отцовский престол в Золотой Орде. Не исключено, что сюда так же были приглашены сыновья Таш-Тимура хана крымского (джучиевого) улуса-юрта Девлет-Берди и Гияс-эд-Дин, которые находились в дружеских и союзных отношениях с великим князем литовским Витовтом и приходились сыну Тохтамыша братьями в четвертом колене.
Фактически после этого собрания и началась Великая война с Тевтонским орденом за возвращение исторических земель Жемайтии (северо-запад современной Литвы) занимаемой крестоносцами.
Спустя семь месяцев 3 июля 1410 года соединенные польско-литовские-татарско-смоленские войска под командованием польского короля Ягайло Владислава II (Ягеллона) двинулись к границе владений Тевтонского ордена. Им навстречу из столицы орденских владений Мариенбурга (современный Мальборк) вышла армия под командованием великого магистра ордена Ульриха фон Юнгингена.
Среди тевтонцев, кроме собственно членов ордена и их вассалов, были рыцари из Германии, Франции и Англии, а так же наёмники швейцарцы, и др., общей численностью 27 тыс. человек. Литовское войско общей численностью было 32 тыс. человек.

А ля гер ком а ля Гер
15 июля 1410 года противники сошлись на равнине в треугольнике между селами Грюнвальд (ныне территория Польши, Ольштынское воеводство), Таннеберг (ныне – Стэмбарк) и Людвигсдорф (ныне – Лодвигово). Войска ордена выстроились фронтом в 2 км между Грюнвальдом и Таннебергом (в западной историографии сражение обычно называют битвой при Таннеберге) в две линии. Правое крыло первой линии возглавлял Конрад Лихтенштейн, левое – Фридрих Валленрод, вторую линию – сам великий магистр. Союзники выстроились в три линии на протяжении 2,5 км между Грюнвальдом и Людвигсдорфом. На левом крыле находились поляки (совместно с чехами, русью и др.) под командованием коронного маршала Польши Збигнева из Бжезя, третья линия – во главе с самим Ягайло, на правом – литовские войска под руководством Витовта, на крайнем правом фланге – татарская конница Джелал-эд-Дина.
В 12 часов дня битва началась с наступления легкой конницы Витовта на левый фланг тевтонцев. Атака была встречена артиллерийским залпом (вероятно, первое и малоуспешное применение полевой артиллерии). Следом за легкой конницей в бой пошли остальные хоругви, коим уже не угрожала опасность пушечных выстрелов и лучников. В ответ началось контрнаступление тяжелой кавалерии Валленрода. Одновременно с этим в бой втянулись первые польские войска первой линии и правый фланг Ордена. Литовская кавалерия не смогла противостоять тевтонцам и обратилась в бегство. Затем в атаку пошла пятитысячная крымскотатарская конница во главе с Джелял-ад-Дином, принимая самый тяжелый удар на себя. Понимая, что татарские панцири и щиты из каленой кожи буйволов, которые еще делали в те далекие времена, не смогут выдержать удара копий тевтонских рыцарей, крымские татары под предводительством мурзы Багардина, применили неожиданное для немцев оружие. На расстоянии тридцати шагов от ликующего рыцарства, предвкушавшего победу, первый ряд крымскотатарских воинов неожиданно пустили в ход арканы (длинная веревка с подвижной петлей на конце для ловли животных). Меткость и сноровка повалила наземь почти весь первый ряд покрытых тяжелой броней рыцарей, позорно сваленных под ноги собственных коней. Пользуясь смятением в рядах тевтонцев, татарские сотни устремились вперед, обнажив мечи и сабли. Шедшие следом татарские лучники выпустили навстречу рыцарям завесу стрел и в мгновение ока, скинувшись с седел, перерезали оглушенных падением крестоносцев. Казавшееся забавой истребление татар обернулось с первой же минуты для тевтонцев потерями и нелегким боем. Мощь мечей, разрубавших незатейливые доспехи, уравновешивалась змеиными объятиями арканов, метко падавших на голову и снимавших с коня немцев. Очень скоро татарами был захвачен первый трофей – хоругвь Герсдорфа – красный крест на белом поле.
Чтобы исправить ситуацию, Юнгинген ввел в бой вторую линию тевтонской кавалерии, однако поляки также задействовали резерв, которым командовал Ягайло, а литовская конница Витовта успешно вернулась на поле боя и нанесла сильный удар по левому флангу Ордена, который увяз в бою с пехотой и потерял маневренность. Но в это самое время по всему тевтонскому войску пронеслась ужасная весть, что пал в бою великий магистр Ульрих фон Юнгинген.
В орденских хрониках записано, что великий магистр Ульрих фон Юнгинген погиб от руки татарского мурзы Багардина, что могло быть и правдой, и в этом случае смерть магистра от руки язычника была еще одним упреком против Ягайлы и Витовта. Возможно, чтобы отвести такой упрек, польский историк Я. Длугош записал в своем труде "История Польши", что великий магистр был убит "простым драбом", то есть рядовым воином нешляхетского происхождения. На известной картине "Грюнвальдская битва" Яна Матейко момент гибели Юнгингена изображен символически: человек, наносящий великому магистру Ордена смертельный удар, одет в красную одежду, то есть воин выступает как бы безличностным исполнителем приговора истории. На самом деле в тот момент, когда Юнгинген ввел в бой вторую линию тевтонской кавалерии, татары решили перестроиться и ударить в тыл. Ульрих фон Юнгинген умом опытного война понимал, что битва проиграна, но сердце отказывалось верить, принять, согласиться, подчинить себя ужасу очевидного крушения Ордена. Такого избиения крестоносцев не было никогда. Неожиданно он увидал перед собой смуглое лицо под позолоченным шлемом, раскосые глаза глядели не него с холодным интересом решающего, куда лучше ударить. Он вскинул навстречу боевому топору мурзы Багардина свой меч, но не успел, так как мурза нанес ему смертельный удар первым.
После гибели Юнгингена и отказа части тевтонских войск продолжать сражение армия Ордена обратилась в бегство.
Общие людские потери в эту памятную битву составили около 8000 человек. Потери польско-литовского и крымскотатарского войска неизвестны.

Значение крымских татар под Грюнвальдом
Около трети тевтонской армии полегло на поле боя, было убито практически все руководство Ордена, значительное число рыцарей попало в плен.
Завершивший Великую войну Торуньский мир 1 февраля 1411 имел относительно мягкие для Ордена условия: тот терял Жемайтию в пользу Великого княжества, Добжиньскую землю в пользу Польши и выплачивал контрибуцию. Однако фактическое уничтожение армии, необходимость выплаты контрибуции и выкупа за пленных рыцарей подорвали могущество тевтонцев – ряд ганзейских городов отказался от союза с ними, приток наемников и рыцарей из Центральной Европы сократился. Несмотря на это, как самостоятельное государство Орден просуществовал еще более века. Заслуга крымскотатарской конницы была отмечена при заключении Торуньского мира и уже на следующий год Витовт оказал поддержку Джелял-эд-Дину занять отцовский трон, а спустя некоторое время активно поддерживал Хаджи Гирая – первого крымского хана.

Drupal tarafından desteklenir. Drupal,açık kaynak kodlu bir içerik yönetim sistemidir